На этой страничке вы можете увидеть карты наших путешествий, почитать путевые заметки и конечно же оценить происходящее по фотографиям.

Письмо 9-е. Про баню и волшебный крюк Мауи.

Пред. заметка
Перейти на карту
След. заметка
Печать
Почтовая марка
GoogleMaps Control for ASP.NET by Subgurim. http://googlemaps.subgurim.net

Завтра национальный праздник, день труд – Labour Day – день всенародного безделья. Мы не собираемся откалываться от коллектива, впрочем, вся прошедшая неделя была для меня сплошным Днем Труда. Я созерцала, как Владимир трудится. Впрочем, кое-какие перемены в нашей жизни все-таки произошли. И достаточно значительные!

Первым наиболее очевидным для нас фактом стало то, что мы не будем учиться в университете Отаго. Наш трудный путь к свету знаний окончен стараниями одной весьма симпатичной особы из числа коренный аборигенов. А как все хорошо начиналось…

В четверг, так и не дождавшись возвращения Вовкиных денег (транзакция по его карте подвисла пару недель назад, и с тех пор мы каждый день наносили банку визиты вежливости), мы отправились в отделение иммиграционной службы. Ведомые святой и непоколебимой верой в демократию и права человека и туриста, мы собирались подать документы на т.н. Variation of Conditions, т.е. изменение «статуса» наших виз. К простой гостевой визе (Visitor's visa) можно за дополнительный калым получить наклейку, разрешающую проходить обучение или трудиться на условиях неполного рабочего дня. В соответствующую инстанцию мы обратились непосредственно по прибытию в Новую Зеландию. Милая улыбчивая представительница народа маори заверила нас, что необходимую бумажку нам с удовольствием прилепят в их офисе, достаточно лишь предоставить все документы из университета. За ними мы и ходили последние две недели. И вот настал день, когда комплект бумаг был сформирован со всем педантизмом, присущим администратору нашей делегации. И отвергнут с хладнокровием и фирменной улыбкой аборигенов земли Аотеароа. Нас послали. Послали далеко. Не так далеко, как обычно принято посылать у нас на родине, однако же мы поняли, что не успеем вернуться до начала нашей учебы. Учиться нелегально мы не отважились. Пришлось поворачивать коней, забирать деньги, писать отказные письма… because of family reason… фразу «по семейным обстоятельствам» я запомню надолго.

На следующий день мы с грехом пополам подали документы на продление наших гостевых виз (преодолевая желание легонько придушить улыбчивую сотрудницу), а я написала письмо на курсы английского языка, располагающиеся в том же здании, что и офис иммиграционной службы. Данное заведение отличается завидной гибкостью, надеюсь, они смогут предложить нам достойную альтернативу. Погоды стояли летние. Солнце шпарило, розовые и красные деревья распространяли умопомрачительные ароматы, а на наглых лицах буржуев не было ни следа вины за содеянное. На центральной городской площади (так называемом Октагоне – восьмиугольнике) развернулся маленький рынок местных ремесленников и спекулянтов. На нем мы приобрели один из многочисленных амулетов маори – волшебный крюк Мауи – «хей матау» по-нашему. Теперь это произведение искусства из говяжьей косточки украшает мою диафрагму и отпугивает от меня духов. Наверное…

На выходных зарядили дожди (с градом, снегом и штормовым ветром). Хотя дом у нас теплый, не в пример большинству построек Данидина, на приглашение Миши посетить баню мы ответили однозначным согласием. Единственная «баня» в городе расположилась в студенческом ДК под названием «Clubs and societies» (Клубы и общества). Рассказывая о нравах и обычаях аборигенов, пару строк стоит посвятить особому пристрастию киви к  «кучкованию». Киви кучкуются по поводу и без оного. Поводом для объединения граждан в группы служит не только желание «сообразить на троих», но и масса других вещей. Клуб любителей «рододендронов» и общество собирателей компоста, группа по спасению редкого вида мха и движение за чистоту зеркал заднего вида, фонд поддержки движения в пользу экономии электроэнергии в овчарнях по субботам и национальным праздникам, а также объединение гольфистов по возрастному принципу «65+». Апофеоз подобного «кучкизма» (позволим себе подобное словотворчество во благо систематизации) явился нам с Владимиром в Ботаническом саду. Праздно шатаясь по розарию в разгар рабочего полдня, мы зашли в кафе перекусить маффином и выпить по чашечке капучино. Что ж… красиво жить не запретишь… Каково же было наше удивление, когда за столиками рюмочной мы обнаружили почтеннейшее общество старушек (70+) в фиолетовых туалетах и красных шляпах с вуалями. Наряды дам, убранство шляпок и степень утонченности их обладательниц разнились от самых ординарных до поистине аристократических, однако жесткая цветовая гамма не давала усомниться в том, что перед нами явный заговор. За что или против кого дружили пожилые новозеландки, осталось для нас тайной, поэтому мы условно обозначили их как «организацию старушек по борьбе за права старушек в красных шляпах и фиолетовых штанах».  Видимо, ущемляют…

Итак, баня. Вернее, сауна… Как уже говорилось, она в городе одна и, тем не менее, популярностью не пользуется. «Пиндосы», как мило обозначил своих новоиспеченных сограждан наш знакомый эстонский десантник Сергей (кстати, подданный государства Израиль), заходят в сауну погреться, оставляют дверь в парилку настежь и выхолаживают помещение до 40 градусов. Как мы ни старались разогнать видавшие виды электропечку, выше 86 градусов температура не шла. И все же мероприятие состоялось. Сергей и его жена Светлана укатили обратно на побережье, а мы с Мишей затарились «самоварным» пивом на розлив (за пивом тут принято ходить со своим бидоном!) и поехали к нам завершать субботний вечер. Позже подтянулись и Леша с Дианой.

Сегодняшний воскресный день был ознаменован посещением Лешиной тренировки по капоэйре. Сие действо произвело на нас сильное впечатление. Занятия ведет всамделишный бразилец Хосе Родригес и так далее. Первая половина занятия посвящена разминке под фанеру, затем одна часть учеников берет инструменты и начинается сама «игра». Основной смысл той версии капоэйры, что нам удалось лицезреть (лежащий на поверхности, в глубины мы не совались), заключался в том, чтобы поставить противнику подножку. В этом ключе и разворачивалось действо последующие два часа. Когда ноги и руки окончательно посинели от холода, мы поползли в сторону дома ужинать… Опять рыба, о Господи!

  
Фотографии к тексту
Все как дома...
система комментирования CACKLE