На этой страничке вы можете увидеть карты наших путешествий, почитать путевые заметки и конечно же оценить происходящее по фотографиям.

Письмо 15-е. Берегами Дунстана.

Пред. заметка
Перейти на карту
След. заметка
Печать
Почтовая марка
GoogleMaps Control for ASP.NET by Subgurim. http://googlemaps.subgurim.net

Увидев на обочине дороги высокого симпатичного юношу с рюкзаком, голосовавшего в тени раскидистого клена, я инстинктивно нажала на тормоз. Подберем? Владимир смерил автостопщика опытным глазом и так же инстинктивно ответил: «Да поехали!». Тут я и поняла, что детство кончилось – мы толстые западные туристы! Стыдно…

Утро субботы выдалось солнечным и жарким, как и предвещали синоптики. Нам предстоял дальний путь: из Данидина мы намеревались попасть в Квинстаун, проехав через одноименный мне город Александру, а затем вернуться домой по другой дороге. Общая дистанция маршрута составляла примерно 700 км. Сборы начались с побудки около 8 часов утра. В набор туриста вошли палатка, спальники, пуховое одеяло 210х210 вместо пенок, газовый баллон (не пригодилось!) и объемистый куль с пищей. Наконец мы погрузились с вещами в нашу машинку, настроили электронную тётю-проводника и двинули в путь. Дорога струилась между бесконечных холмов, на которых паслись бесчисленные овечьи стада, изредка перемежаемые стадами черно-белых и рыжих буренок и оленей. Да, в этой варварской стране оленей разводят на мясо. Основными составляющими новозеландского НВП являются баранина и шерсть. Некоторые фермеры держат небольшие стада альпака, их шерсть значительно тоньше овечьей, но большинство все же предпочитают мериносов, а для оторочки используют мех опоссумов. Этих пушистых и кротких животных мне ужасно жаль. Наряду с кроликами опоссумы являются настоящими изгоями на новозеландских просторах. Их травят, отстреливают, ставят ловушки и капканы, но поголовье пушистых зверьков все равно не сокращается. В пищу кроликов здесь не употребляют, шкуры также не используют. Скушать кролика – все равно что в Москве сварить на обед простого серого пасюка – такое мало кому придет на ум, поэтому тушки просто закапывают в братских могилах. Помимо бесчисленных жвачных и парнокопытных нам попадались и редкие звери, например, индюки и свиньи, пасущиеся в поле вместе с овцами. Как известно, в Новой Зеландии нет крупных хищников, поэтому защищать животных не от кого, разве что от самих себя. Для этой цели по краю участков натянуты проволочные заборы, по которым пущено электричество. Итак, овцы и нелетающие птицы киви – гордость страны, ее неизменные эмблемы и символы; кролики и опоссумы – позор и тяжкое бремя для Министерства Сохранения (так здесь называется специальное ведомство по природным ресурсам, сжирающее львиную долю государственного бюджета).
 Итак, вернемся к дороге. Качество дорог превосходное. Как нас ни пугали горными серпантинами и обрывами, могу сказать, что по сравнению с о. Тенерифе все это детский лепет. Все повороты отмечены знаками с указанием рекомендованной для прохождения именно этого виража скоростью. Везде есть разметка, четкая и недвусмысленная. Конечно, мы не гнали и периодически собирали за собой паровозы недовольных фермеров, но те без труда обгоняли нас при первой же возможности, а мы не торопились. Наконец перед нами возникла Александра, «золотопромышленная столица мира». Местное туристическое информационное бюро оказалось очаровательным образом соединено с краеведческим музеем и крохотной выставочной галереей, поэтому мы успели охватить всю историю городка, приобрести магнит на холодильник и посетить бесплатный сортир. Лично я еще залезла в импровизированную нору к кроликам (чучелам, разумеется), представленную в экспозиции музея на потеху детворе. Внутри норы я успела прочесть два объявления. Первое призывало детей не высовывать из норы руки, дабы не потревожить таксидермический покой ее обитателей, а второе содержало в себе задание на IQ – нужно было сосчитать кроликов. Основной же задачей лично для меня было не застрять! Конечно, заметка о том, как музейные работники тащили меня из фанерной кроличьей норы, существенно украсила бы повествование, но все обошлось. Мы заправили полный бак горючего и двинулись в путь к вожделенному Квинстауну.

Историческая справка

Город Александра в округе Центральный Отаго был основан во время золотой лихорадки 1860-х годов и назван в честь датской принцессы Александры Каролины Марии Шарлоты Луизы Джулии, жены короля Англии Эдуарда VII.

Первые сообщения о найденном золоте появились в Новой Зеландии еще в 1830 г. Но только после открытий на Южном Острове началась целая серия золотых лихорадок, которая привела впоследствии к созданию золотодобывающей индустрии. В 1861 году началась знаменитая золотая лихорадка в Центральном Отаго. В 1866 г. был достигнут рекорд золотодобычи – 735,000 тыс. унций (более 22 тонн).

На золотые поля Новой Зеландии съехались старатели со всего мира, в том числе те, кто побывал уже в американской Калифорнии и австралийской Виктории. Крупнейшим городом Центрального Отаго стал Данидин. С 1861 по 1864 г. население страны выросло на 75%. Именно в эти годы была заложена основа многих наиболее известных современных компаний. Золото Отаго привлекло в провинцию тысячи старателей, в том числе много китайских рудокопов. Они были специально приглашены Данидинской Торговой Палатой, чтобы компенсировать отток ценной рабочей силы на вновь открытые золотые прииски Западного берега.

Пейзаж менялся на глазах. Круглые сытные холмы с овцами уступили место каменистым склонам и бурным горным потокам. Скорость движения стремительно падала – дорога вилась змеей, огибая скалы и балансируя на гранях обрывов. Вскоре мы свернули с пути, чтобы осмотреть музей под открытым небом – заброшенный поселок золотоискателей. Перейдя бурный поток по подвесному мосту, мы пошли вверх по склону. Старатели явно были людьми без претензий. Крошечные домишки были выложены из круглых неподогнанных камней, внутри имелись только нары, скамья и печурка. Артель была полностью механизирована без помощи электричества. Из шахты скальную породу вагонетками отвозили к огромному прессу, где она крошилась в песок и по трубе смывалась водой в большие деревянные корыта, где охотники за желтым металлом сутками напролет полоскали большие жестяные тарелки в надежде намыть несколько грамм золотой или серебряной пудры. Здесь же располагался пункт приема цветмета, столовая и прочие утлые службы поселка. Все точь-в-точь напоминало черно-белые кадры из детства – Аляска на пороге XX века. От Клондайка новозеландские прииски отличало только палящее солнце. Столетие спустя в деревянных корытах копошилась группка туристов, активно отделяя зерна от плевел. Смотреть на несчастных было забавно – золотой телец явно к ним не благоволил. Мы решили лишний раз не напрягать Фортуну и пошли к выходу, прихватив несколько сверкающих серебром камней из заколоченной шахты.

И снова за руль. Снежные шапки Альп были уже близко, река становилась то шире, то уже. По дороге мы успели полюбоваться величественной ГЭС на озере Дунстан, а затем слиянием рек Каварау и Клуты. С головокружительной высоты мы смотрели, как темно-синие воды Клуты смешиваются с лазурными волнами Каварау и текут на юг к турбинам электростанции общей мощностью 480 МВт. На какое-то время дорога отошла от воды, и мы окунулись в мир виноделов. Все видимое пространство занимали стройные ряды канатов, подпорок и зеленых саженцев. Плакаты то и дело зазывали путников свернуть с дороги и повысить промилле, а в целях сохранения мыслительных способностей – закусить свежим сыром. Роскошные фруктовые сады, неизменные тучные стада, сыроварни и винодельни, казалось, не могли быть творением рук человеческих. Поневоле мы стали искать глазами следы пребывания хоббитов.

Наконец, GPS сообщил нам, что мы подъезжаем к цели нашего путешествия – городу Квинстауну. Центр вольного туризма кишел публикой всех мастей. Термометры показывали +28 градусов, небо было прозрачным, снег на вершинах гор искрился чем положено искриться снегу на вершинах, а знаменитое озеро Вакатипу было бирюзовым. С трудом припарковав нашего четырехколесного друга, мы отправились… Конечно же, на шоппинг! Заветной нашей мечтой было попасть в магазин колониальных товаров под названием Yaks 'N Yeti’s (в переводе на русский примерно «Яки и йети»). Еще в Данидине Вовка присмотрел себе непальскую куртку, но его размера в наличии не было, а таких магазинов на всю Зеландию всего три – один из них именно в Квинстауне. Вот мы и пустились в путь! И вот прекрасная куртка размера L из первосортной непальской мешковины у нас в руках. На радостях мы обзавелись парой шерстяных шапок и пошли отмечать удачную покупку, взяв Вовке турецкой шаурмы с бараниной. Завершив шкурную часть нашего визита и отобедав, чем Бог послал, мы нацелились на фуникулер. Билеты стоили 22 NZD с носа, зато кабинки были персональными и никто не мешал нашему полету. На вершине обзорного холма мы первым делом посетили… магазин и умудрились ничего там не купить. Затем осмотр панорамы города, фото на память, едем вниз. У подножья холма – домик, где держат живую киви. Расписание кормления птички. Мы опоздали, придется искать развлечений на стороне.

К сведению

Озеро Вакатипу – самое длинное в Новой Зеландии озеро, его длина равна 80 км, а площадь составляет 291 км2, таким образом это третье по величине озеро в стране после кратера вулкана, залитого водой – Таупо (616 км2) на Северном Острове и озера Те Анау (344 км2) на Южном. Каждые 5 минут, повинуясь странному ритму, уровень воды в озере опускается и поднимается на 12 сантиметров. Ученые объясняют это тем, что дно водоема находится на глубине 100 метров ниже уровня моря, в общем, дело в атмосферном давлении.

По легенде маори на месте озера в древние времена разыгралась трагедия. Великан Матау был сожжен заживо в наказание за то, что похитил дочь начальника. Жар от горящего тела растопил снег на вершинах гор, и стекающая вода образовала озеро, которое напоминает по форме букву S, то есть лежащего человека. Атлант наверки остался на дне озера, но его сердце до сих пор живо и удары его заставляют воды подниматься и опускаться.

Мы погрузились в авто и поехали дальше на север, к голове великана. На сей раз наша цель – скоромная деревушка Гленорки в 45 минутах езды от Квинстауна, а по совместительству – «болото» из «Властелина Колец», по которому плутали Голый и Федор Михайлович с Семеном. Дорога была исключительно живописной, мы то и дело останавливались и ловили удачные кадры. Вовка позировал в новом наряде, я старалась не перегазовывать на поворотах. Изредка асфальт уходил прочь от воды, и мы окунались в тишину волшебно-стрёмного леса из вышеупомянутой экранизации. Прибыв в Гленорки и выбрав укромное место на берегу озера, мы поставили палатку и легли спать. Ночью начался шторм. Ветер и дождь хлестали наш Hogan Ultralight II, а нам было хоть бы хны. Палатка оказалась на редкость надежной, крепкой и вообще БРАВО, VAUDE! Спать на пуховом одеяле было непривычно, но приятно. Несколько раз за ночь я просыпалась от жуткого воя ветра. Проснулся и Владимир, высунулся из мешка и пошел обозревать окрестности. Впервые в нашей жизни метафора «прожектор луны» приобрела столь реальное значение – благодаря чистоте и прозрачности воздуха на ночное солнце было больно смотреть. Слева от нас, на самом пляже, я заметила бледные очертания микроавтобуса. Может быть, запоздалые туристы нашли себе временное пристанище, а, может, призраки выбрали столь современное средство передвижения.

К сведению

Многие туристы-дикари, прибывающие в Новую Зеландию на длительный срок, обзаводятся микроавтобусами. На них они колесят по стране, от фермы к ферме, работают на уборке фруктов и через месяц едут дальше. Специальная рабочая виза не позволяет им дольше задерживаться на одном месте. Почему эмиграционная служба ввела такое правило – неизвестно, возможно, для предотвращения завязывания дружеских контактов между нанимателями и работниками. Внутри микроавтобуса, позади водителя, чаще всего устроено спальное место, с подушками и одеялами, с баком воды и электроплиткой. Снаружи они выглядят более чем живописно – большинство из них – древние Тойоты белого цвета – расписывают красками, кто во что горазд. Здесь и цветы, и смешные рожи, и надписи. Последняя из прочитанных нами фраз была такой: «Полиция, не преследуй меня, это нервирует!»

Так или иначе, утро встречало нас прохладой. Моросил мелкий дождик, горы стояли по пояс в тумане. Казалось, что завтрак в небесной канцелярии сегодня готовят на пару. Пока Вовка досматривал последний сон, я взяла баночку тунца с оливками (эх, люблю я ради красного словца вставить баночку тунца!) и пошла на пляж завтракать. Умяв половину консервы с хлебом и посочувствовав мокрым туристам, которых спозаранку уже катали на скоростных катерах, я отправилась будить шефа и сервировать яйца и бутерброды с ветчиной. Через час мы были готовы к отправлению. Дорога была мокрой, но за час мы все-таки дотащились до Квинстауна. Дождь никак не отразился на общественной жизни «королевского города»: бесчисленные «дикари» с рюкзаками, седые пенсионеры, богатые белые мистеры и бедные мистеры позагорелее перебегали из магазинчика в шопчик, из ресторанчика в кафешку, гуськом и парочками, в капюшонах и под зонтиками, толпились у касс и с удовольствием расставались с кровно заработанными. Что поделаешь… и мы поддались общему настроению. Сначала выпили по чашке капучино, потом купили кучу магнитов на бесчисленные холодильники друзей, потом перчатки, затем пообедали и основательно промокли.

На набережной города, среди катеров и прогулочных яхт чайки вели борьбу с утками. Как только какой-нибудь утке удавалось заполучить горбушку, ватага белых разбойников кидалась на бедолагу и отбивала хлеб. Но утка – тоже не дура! Гуляя, мы смогли наблюдать по меньшей мере два метода обжуливания тупых хамоватых чаек умными утками-индивидуалистами! Первый способ был прост, но требовал сноровки – кусок хлеба быстро делился на две части, и пока стая белых прохвостов раздирала одну половину, давя друг друга, утка успевала умять вторую. Мало, но лучше, чем ничего. План «Б» запускался в случае провала плана «А». Если для дележки не было ни времени, ни возможностей, оставалось надеяться только на крылья. Утка изо всех сил разгонялась и при известной степени везучести успевала нырнуть с добычей под пирс, поближе к борту какого-нибудь судна. Туда чайки почему-то не совались. И все же большинство попыток терпело крах – белые крикливые разбойники оказывались значительно проворнее, задавливала спокойных интеллигентных уток количеством и отсутствием манер.

Первые сто километров дорога домой повторяла субботний маршрут. Отъехав от города на приличное расстояние, слева от трассы мы увидели большое скопление машин и указатель «Исторический мост. BANGY». Высокий мост через Каварау мы увидели сразу и через секунду поняли, в чем дело. Банджи-джампинг, а иначе прыжки с моста (43 метра) вниз головой на резинке, привязанной за ноги, удовольствие не из дешевых, целых 165 NZD. В нагрузку выдают футболку. За храбрость и щедрость! Лично нам удалось наблюдать прыжки шести добровольцев и зрелищем мы остались довольны. В следующий раз обязательно купим себе билеты на скоростной jet-катер, покатаемся по озеру (кстати, за 1 час катания берут 100 NZD). А с моста сигать – увольте, острых ощущений у нас и на родине хватает. Мы порадовались за уцелевших прыгунов (среди них была и одна девушка) и продолжили путь.

Следующей остановкой стал магазин «Овощи-фрукты», к которому мы подкатили одновременно с автобусом японских туристов. Магазинчик был фирменным и торговал продукцией плодоовощного хозяйства, которое начиналось здесь же, прямо от дороги. Ряды фруктовых деревьев уходили к самому горизонту. Мы купили огромный мешок яблок – ок. 5 кг за 10 NZD, съели по «живому» мороженому с ягодами, а также совершили променад по местному розарию. Цветы произвели на нас большое впечатление размерами, разнообразием цветов и сортов.

Историческая справка

Банджи джампинг: рожденные падать.
Легенда гласит, что у некоей молодой дамы из племени Вануату, обитающей на одном из островов Тихого океана, не заладилась семейная жизнь. Муж ее, человек ревнивый и жестокий, постоянно преследовал свою молодую супругу, изматывая непрерывными скандалами, претензиями и побоями, от чего несчастная, в буквальном смысле, полезла на стену, а точнее, - на высоченное дерево. Видя, что разъяренный супруг преследует ее по пятам, девушка незаметно обвязала лодыжки лианой и нырнула с дерева головой вниз. Мужчина ее, будучи, видимо, столь же жесток, сколь и непроходимо глуп, последовал за женой, не предприняв необходимых мер безопасности… Естественно, встреча с землей оказалась для него фатальной, в то время как хитроумная девица приземлилась в относительной целости и сохранности. С тех самых пор мужчины племени учредили ежегодные прыжки с лиановой обвязкой, со временем превратившиеся в ритуал инициации: для большей выразительности Вануату стали сооружать специальные высотные постройки, а полет с определенной высоты стал считаться достижением определенного социального статуса.

За сим занятием их и застали любопытные представители цивилизованного мира. А конкретно, Дэвид Аттенборо, знаменитый натуралист, один из основателей программ по естественной истории на канале BBC. Таким образом банджи-джампинг прокрался в цивилизованный мир.

Интересный ритуал сильно воодушевил членов оксфордского Клуба опасных видов спорта (Oxford University Dangerous Sports Club), которые (за дефицитом в Европе лиан) занялись изобретением специальных резиновых тросов. В чем весьма преуспели: первый прыжок с эластичным тросом был совершен одним из членов клуба в 1979 году с моста в Бристоле.

Дальнейшая эволюция банджи-джампинга во многом обязана новозеландцу Эй Джей Хэкетту. Постепенно совершенствуя технологию производства банджи-каната, начиная с 1986 года отважный островитянин произвел серию прыжков в Новой Зеландии, а затем во Франции, попутно привлекая к этому новому экстремальному занятию все больше и больше внимания. В мае 1987 года на глазах у изумленной мировой общественности Эй Джей совершил демонстрационный прыжок с Эйфелевой башни, положив таким образом начало новому суперпопулярному движению. В течение следующих десяти лет банджи-болезнь поразила весь мир.

Материал взят с сайта http://extreme.sport-express.ru

Последние 160 километров до дома рулил Вовка. Рулил аккуратно, не лихачил, иногда сосредоточенно грыз подставленное яблоко. В родной Данидин мы приехали около восьми вечера. На поездку был израсходован один бак горючего Regular (т.е. АИ-91, 1,69 NZD/литр), ни одна овца физически не пострадала, а мы, наконец-то, открыли самую важную главу нашего пребывания в Новой Зеландии.

  
Фотографии к тексту
Золотая девочка "Ты агрегат, Дуся, на 100 киловатт" Берегами Дунстана Через 100 метров тоже красиво Клута Делянка им. Клары Цеткин Слияние вод Партизанская тропа Приемщица Шура Пятилетка горит... Машина времени Offtsa Queenstown Озеро Вакатипу Руссо турристо Inside Кремлевская таблЭтка Направление на Гленорки Просто красиво :) От деревушки Пешки до деревушки Ложки Покой великана Матау Канализацию прорвало... :) Пчела Майя Круиз на миллион долларов Bangy Мост над Каварау Там чай растет, но нам туда не надо :) Glow worm :)
Старатель Бождай Холодные уши Первый поселенец и его баран Перекресток
система комментирования CACKLE