На этой страничке вы можете увидеть карты наших путешествий, почитать путевые заметки и конечно же оценить происходящее по фотографиям.

Письмо 16-е. Клиент заказал дичь!

Пред. заметка
Перейти на карту
След. заметка
Печать
Почтовая марка
GoogleMaps Control for ASP.NET by Subgurim. http://googlemaps.subgurim.net

Апельсины тут вкусные и дешевые. Ем их все время. А еще очень вкусный белый лук. Пробовали покупать красный, так он невкусный оказался. А вот от хлеба отказаться не могу – он тут очень вкусный, просто шедевр: с разными зернышками и семечками. В субботу мы нашли весы! Результаты: Бождай – рост 192 см, вес 69 кг, Беленькая – рост 168 см, вес 54,5 кг. Итого по отряду: у Вовки недовес и перерост, у меня норма. Очень приятно было – за 1 NZD автомат напечатал нам справку со всеми параметрами, а также рекомендовал Владимиру побольше кушать.

В прошлый понедельник после занятий мы поехали на пляж. Звучит красиво! Даже шикарно! На деле все оказалось сложнее, чем мы думали. Пляж оказался очень диким, тут было запрещено буквально все, но нам, собственно, ничего и не хотелось. Шквальный ветер сбивал с ног, утрамбованный океаном песок по плотности приближался к асфальту, а из экзотики тут были только мы с Вовкой. Ретировались мы быстро, распугивая чаек и кроликов в прибрежных кустах. С первой достопримечательностью на сегодня не повезло, попытаем счастья со второй. Наконец-то руки наши дошли до всемирно известной Болдуин стрит. А известна эта улица тем, что является самой крутой в мире. Круче не бывает! Целых 35% наклона. Поскольку живем мы всего в двух кварталах, то и собрались только через пару месяцев. Что сказать… знаменитая улица не произвела на нас никакого впечатления. Ну крутая, ну дома как будто наискосок срезанные стоят, но въезд на территорию нашей общаги круче раза в полтора. Когда машина сигает с этого обрыва вниз, то чувствуешь себя лыжником, а не водителем.

В среду у Владимира состоялся первый урок с Беверли, его новой бесплатной учительницей английского. Беверли оказалась американкой, в прошлом юристом, а в настоящее время вынужденной переселенкой и счастливой бабушкой шести внуков. Конкретно в славном Данидине она помогает дочке пасти четырех мальчишек – от двух до тринадцати лет. Помимо бабушки Вовке по случаю перепали и их комиксы. Пока Беверли знакомилась с новым (седьмым) внуком, я отправилась по магазинам.

В четверг на Вовкину долю опять выпали развлечения: бразильского дона Амилькара заменяла директриса и повезла весь «элементарный» к себе домой чаи гонять. Живет наша Шэррон в богатой вилле с садом на полуострове Отаго. Живет широко, держит салон, как все известные суфражистки прошлого столетия, и вообще ни в чем себе не отказывает. Проживает она в этом чудесном доме с мужем – голландцем Яном и их семью детьми. Детей так много потому, что четверых муж унаследовал от первого брака, Шэррон тоже успела родить одного по молодости, ну и плодами их союза стали двое младших – девочка Шехан и мальчик Забылкакзвать. Жуткое имя девочки объясняется просто – Киплинга родители не читали, а решили просто-напросто соединить первые слоги своих имен. Жестоко! Так вот вся эта туча детей спорадически тусуется в родительском доме, а мать еще и студентов таскает в гости. Поди, прокорми такую ораву! Что она там показывала Владимиру и компании – мне достоверно не известно, но петь нашего мальчика заставили. Это уж как водится.

А еще Вовка завел себе шахматного друга, маленького китайца Кими по прозвищу Чебурашка. Пару раз в неделю юное дарование одерживает победу над нашим мастодонтом, жутко радуется и не теряет спортивного интереса ни на минуту. Вот только шахматы в школе дурацкие – стеклянные, прозрачные и матовые. Доску Вовка видит с трудом и сидит за столом, согнувшись в три погибели.

Наконец, настала суббота. С утра мы решили сходить в бассейн. Разовый заход стоит 5 NZD, зато купаться можно без ограничения времени, хоть до посинения. Центр водного спорта Moana pool располагается на вершине холма и с парковки открывается вид на залив, полуостров и за ним океан. Внутри здания тоже была красота: в бассейне с искусственными волнами плескалась детвора, в резервуаре поменьше нарезали круги инвалиды детства, обутые в пенопластовые слюнявчики, рядом тренировалась стайка дайверов. Один не самый худенький юноша, сильно смахивающий на моржа в своем гидрокостюме, отчаянно пытался уйти на дно, но явно терпел крах. Мы с Владимиром сдали юниорский минимум, выполнив несколько не слишком художественных заплывов, и пошли сушиться.

На вторую половину дня было намечено большое путешествие. Захватив набор туриста и провизию, мы двинулись в направлении Кака Пойнта. Согласно путеводителю, именно там нас должно было охватить чувство единения с природой. Однако оно охватило нас на пять километров дальше, в местечке под названием Наггетс Пойнт. Видимо, российским путешественникам слово «Кака» значительно ближе, поэтому все знакомые единогласно указали нам именно в этом направлении, утверждая, что там будет и маяк, и морские львы, и пятнистые бакланы. Кака осталась далеко позади, а мы заехали на вершину скалы по грунтовой дороге. Оставив машину на парковке, мы двинулись по тонкой тропинке над обрывом. Под нами далеко внизу с гиканьем носились чайки, на огромных влажных валунах сидели стайками черные бакланы, а по камням прыгали ластоногие увальни – морские слоны. Хочется верить, что это были именно они, потому что глаза были бессильны что-либо рассмотреть с такого расстояния. Во всяком случае, по прейскуранту здесь должны были гнездиться именно слоны. Дорога привела нас к маяку с обзорной площадкой, где мы в очередной раз подивились величию природы. На обратном пути мы зарулили на пустынный пляж, идя на поводу у рекламы, обещавшей буйство дикой природы в лице желтоглазых пингвинов. Пингвин действительно был. Один и очень далеко. Видимо, одинокий хойхо (маорийское название Megadyptes antipodes) был у администрации заповедника на окладе и уныло бродил по абсолютно голому пляжу под палящим солнцем. Пингвина было жалко, и мы отправились на поиски более крупной добычи. Хотелось хоть что-нибудь рассмотреть во всех диких подробностях. И удача нам улыбнулась. Навигатор волею судеб занес нас в ничем не примечательную деревню Новая Гавань (New Haven) на озере Кетлинс. Здесь на пустынном пляже мы обнаружили трех мирно спящих морских львов. Довольно крупные звери оказались. Ближе чем на четыре метра подойти было нельзя, самцы начинали огрызаться. И все-таки фотосессия состоялась. Лев гордо чесался перед четырьмя фотокамерами, в то время как его супруга с оранжевым инвентарным номером на ласте даже и не думала просыпаться, периодически перекатываясь с бока на бок. Программа выходного дня была выполнена, однако по инерции мы продолжали движение вперед. В местечке с бодрым названием Папатовай мы повернули коней и поехали домой, так как погода ухудшилась, и ночевать в палатке нам не хотелось. Пока было светло, машину вел Вовка, потом я села за руль. Ехать в темноте по сельской местности было неприятно, на дорогу в любой момент мог выпрыгнуть какой-нибудь зверь и неизвестно, как бы я среагировала. Одно дело, если это вредный кролик, а если полезная корова?! Вопрос! В связи с этим я пристроилась за неким фермерским пикапом и использовала его в качестве фонаря, стараясь не отстать. Так мы и летели вдвоем по холмам на солидной скорости, а вмонтированные в полотно дороги катафоты не давали нам сойти с курса.

Утро воскресенья было солнечным и блестящим. Мы поехали на полуостров смотреть колонию альбатросов. Я никогда не была на французской Ривьере, но дорога вдоль побережья явственно пахла круассанами и «Вдовой Клико». Одна сторона дороги оканчивалась собственно лазурным берегом, другая упиралась в отвесные скалы. По сверкающей глади залива носились наперегонки крошечные спортивные яхты, на мелководье тренеры готовили дайверов к погружению, люди выгуливали собак и детей, а наглые велосипедисты путали все карты и без того стесненным водителям. Наслаждаться окружающей красотой не удавалось, перед каждым поворотом сердце начинало бешено стучать и требовать смены правительства. К заповеднику Владимир доставил машину целой и невредимой, меня тоже. В информационном центре мы узнали все о социальной жизни и быте самых крупных морских птиц на планете, об их нуждах и чаяниях. Самих альбатросов, конечно, не было и в помине. По случаю высиживания яиц мамаши были заняты изготовлением гнезд, а папаши пропадали в океанской дали на охоте. Внизу под скалой лениво плавал дрессированный, как мы предположили, морской котик, приветливо махавший посетителям ластой. Жара, отсутствие топлива в баке и невыгодное соотношение числа туристов с количеством дичи заставили нас отступить. 

По дороге домой мы заехали поглазеть на рождественскую ярмарку, где любой местный умелец мог выставить на продажу свои поделки. Попадались также фермеры и просто мелкие спекулянты. Из всего многообразия мы выбрали куклу, которую решили преподнести в подарок Мише. Настенные часы из расплющенных термопрессом пивных бутылок также были весьма милы, но мы предпочли бородатого дядьку-шотландца, изготовленного из колготок и пары кусочков материи. Вечером мы купили абрикосовый пирог, взяли подарок и отправились в гости. Миша с Олей приготовили сногсшибательный ужин из морепродуктов и восхитительный торт. Подарок наш понравился всему семейству, и Надюшка тут же уволокла мягкого шотландского дядьку играть, но вскоре вернула обратно, осторожно сообщив маме на ухо причину своего поступка. Мы обмерли. Осторожно заглянув игрушечному бородачу под килт, мы и в самом деле увидели причину. Выполнена она была довольно натурально, с глубоким знанием реалий. А мы еще удивлялись, почему так недорого… Видимо, до нас люди брать постеснялись!

  
Фотографии к тексту
Дикий пляж Белая кость Растения из "Красной книги" После дождя Налево пойдешь - голову свернешь Самая крутая улица и самый крутой дом Рабочий полдник Серфер Маяк Каменный цветок Смотритель маяка Тихая заводь А земля все же круглая! Домик на колесах Лежбище Маргарит Львович Виселица Дрезина Что вы сказали? Зевота Ломись! Расколбас Новозеландские одуванчики В ожидании Алых Парусов Сомалийские пираты
система комментирования CACKLE