На этой страничке вы можете увидеть карты наших путешествий, почитать путевые заметки и конечно же оценить происходящее по фотографиям.

Письмо 17-е. Дорога к фьордам.

Пред. заметка
Перейти на карту
След. заметка
Печать
Почтовая марка
GoogleMaps Control for ASP.NET by Subgurim. http://googlemaps.subgurim.net

В моем классе появился новый ученик – буддистский монах из Таиланда по имени Ви. Одно появление этого оранжевого существа, как будто, дезинфицирует воздух и добавляет мощности лампочкам в классе. Пред лицом святого человека народ стал потише и ведет себя поприличнее, а вот сам Ви товарищ вполне открытый и разговорчивый. Рассказал, что ему 27 лет, апельсиновая его одежка состоит из трех деталей и что живет он в соответствии со 127 заповедями, в то время как остальные буддисты-миряне довольствуются пятью.

Путешествие наше началось, как заведено, в субботу утром. Описывать дорогу не стану, скажу лишь, что она ничем не отличалась от наших предыдущих поездок. Тот же сельскохозяйственный размах, те же тучные стада и желтые заросли акаций. Половину маршрута мы следовали по так называемому Южному Живописному Пути (Southern Scenic Route). Первая крупная остановка пришлась на город с приятным для языка названием Инверкаргиль. Шабат выдался пасмурным, однако все населения города кучковалось в центре по случаю карнавала. Услышав призывные звуки волынки, мы исхитрились припарковать нашего карапуза, и пошли на звук праздника. Конечно, шотландский духовой оркестр уже успел смотаться, а нашему взору предстал хвост процессии. Ну что ж… его вполне хватило, чтобы оценить обстановку. Посвященный светлому празднику Рождества парад представлял собой вереницу людей и сооружений на колесах, сделанных, как казалось, за десять минут до начала действа. В очередной раз мы порадовались за отечественную систему образования. Видите ли, в Новой Зеландии принято хвалить. Особенно детей. Даже если они откровенно лажают. Фразы типа Well done! Good work! Excellent! Such a good student! (Прекрасно сработано! Хорошая работа! Великолепно! Какой способный ученичок!) мы с Владимиром слышим по сто раз на дню. В результате в среднем по стране имеем высокий уровень халтуры! Живым примером служил рождественский парад в Вайхопаи (маорийское название Инверкаргиля). Зрелище напоминало домашнее видео не слишком удачливого режиссера-самоучки, номинированное на «Оскар»: феи в мятых платьях не по размеру, пьяные и совсем не волшебные байкеры, сказочные герои из папье-маше. Вспомнилась фраза из известного к/ф: «Зимой эти костюмы на елке, летом - в лагере. - Очень проверенные костюмы!» И все же на безрыбье и рак рыба – на парад пришел весь город и жители окрестных деревень. Читателю может показаться, что я сгущаю краски. Конечно, не без этого, однако же, как сложно порой быть перфекционистом: беспощадно обличать пороки и выискивать бревна в чужих глазах! Но кто-то должен это делать…

Следующим пунктом программы был порт Блафф, из которого ходит паром на остров Стюарта, принадлежащий Новой Зеландии. Пока ехали, начался дождь, и осмотр достопримечательностей пришлось свести к поеданию фисташек на Стирлинг Пойнте, смотровой площадке перед рестораном «У пьяного моряка».

Впереди лежало великое озеро Те Анау (в переводе с языка маори «яма для дождя») и перегон более 150 км. Мы ожидали увидеть второй Квинстаун, полный жизни и дикого турья. Однако к нашему удивлению город с одноименным названием и потрясающей по красоте набережной оказался безжизненным скоплением харчевен и магазинов всяческой привлекательной фигни. По улицам парочками слонялись иностранцы, погруженные в глубокие тягостные раздумья: есть не хочется, сувениры куплены, а спать еще рано. Над умиротворенной гладью второго по величине озера Новой Зеландии царила тишина. Сделав круг почета, мы сели в машину и поехали прочь из города в направлении национального парка Фьордленд, царства скал и водопадов.

День клонился к закату, и мы начали думать о ночлеге. Между озером и дорогой в зарослях густой растительности периодически попадались весьма удобные площадки с недвусмысленными предупреждениями: палаток не ставить, огонь не разводить. В один такой закуток мы и свернули. От основной площадки в сторону уходила заросшая просека, и мы решили углубиться как можно дальше, чтобы никто не заподозрил нас в неграмотности. До нас тут уже побывали туристы, довольно дикие и совсем не симпатичные. Они оставили кучу мусора и жгли костер, презрев все приличия и директивы Министерства Сохранения. Наш скромный ужин состоял из двух упаковок диетической вермишели Магги со вкусом курицы, а также традиционных закусок: вареных яиц, бутербродов с сыром и болгарским перцем, картошки в мундире и фруктов. Современный турист кушает при помощи складной пластиковой вилки и песен у костра не поет. За неимением собственно костра! Его нам заменил замечательный баллончик газа за 12 NZD и горелка, которая быстро вскипятила воду в новехоньком китайском котелке с термостойкими ручками и крышкой-перевертышем (при перевертывании превращается в сковородку). Короче, цивилизация наступает, и только плеск волн озера в ночи «все тот же, что при батюшке-царе». Да вот еще мерзкие мушки под названием sandfly больно кусали за ноги. Надо отдать им должное, они не пищат так гадко, как комары, зато укусы начинают чесаться аж через сутки и спасу от этого нет никакого.  

Утро ничем не отличалось от вечера, – небо было затянуло плотной пеленой облаков, только теперь они спустились ниже, закрыв от глаз вершины холмов. Мы умылись водой из озера и сварили чай. Задачей на воскресенье было добраться до тупика – деревни Милфорд Саунд. Национальный парк Фьордленд представляет собой огромную территорию, покрытую скалами и водой. В свое время этот регион Новой Зеландии сильно поломало землетрясениями, после чего он стал окончательно непригодным для жизни и страшно интересным для туристов. В отличие от центрального высокогорного хребта Южного Острова Фьордленд находиться на побережье, по нему не проложено пеших маршрутов и вообще место дикое.

Стоило нам отъехать от Те Анау на полсотни километров, как природа начала просыпаться, солнце растопило туман и перед нами один за одним стали открываться удивительные по красоте пейзажи. Сначала мы въехали в долину реки Эглинтон, шумного и веселого горного потока, несущего талые воды от фьордов к большому озеру. Изюминкой зрелища было то, что долина была фиолетового цвета. Кусты желтыx, лиловых и розовыx люпинов Рассела покрывали огромное пространство. Потом дорога привела нас в кемпинг на берегу озера Ганн. Особенность лесного массива в этой области заключается в его повышенной буреломности: поваленные деревья никто не убирает (ибо заповедник!) и все по самые кроны заросло мхом. Очень живописно, как раз подходящий антураж для фильмов ужасов. Перед глазами несчастные мечущиеся хоббиты, удирающие от черных всадников. Вода в озере была кристально чистой: было видно, как на дне плавают мальки. Маленький кемпинг на берегу был оборудован туалетом, столом со скамейками, а также щитом с картой и инструкцией по пользованию кемпингом. Под щитом стоял ящик с расценками за ночлег – 5 NZD с взрослого. Подобные кемпинги устроены через каждые два километра в самых живописных местах. Мы пожалели, что вчера немножко не дотянули до цивилизованного ночлега. Далее дорога стала подниматься в горы, вокруг нас выросли горы. Вернее отвесные скалы, с которых стекали сотни крохотных водопадов. Несколько раз мы останавливались, чтобы полюбоваться видами. Впервые нам довелось увидеть попугаев Кеа. Толпа туристов, высыпавшая из автобуса, гоняла несчастных птиц по парковке, ловя удачный кадр. Птицы, тешась надеждой получить что-нибудь за свой нелегкий труд фотомоделей, далеко не улетали. Наконец, я стала бросать им фисташки, и попугаи сразу прониклись ко мне доверием. Туристы облепили нашу машину плотным кольцом и бессовестно жировали на моих орехах. Кеа – удивительно красивые птицы: сверху оперение зелено-серое, а от обратная сторона крыльев красно-оранжевая. По габаритам эти попугаи ближе к курице, по наглости – к вороне. Оставив пернатых в расстроенных чувствах (халява кончилась!), мы напились из горной речки и поехали дальше. Нам предстояло преодолеть туннель Гомера длиной 1270 метров, вырубленный в скале в стародавние времена. У въезда в ожидании зеленого сигнала светофора собрались несколько туристических автобусов и прочих средств передвижения. Мы припарковались у обочины и поползли вверх по склону трогать снег. Снег был старый, слежавшийся, и образовывал причудливые арки, грозящие придавить нас своей массой в любой момент. Мы ощущали себя крошечными песчинками на дне этого гигантского ущелья. Вокруг нас плакали водопадами скалы, летали зеленые альпийские попугаи, сверху светило жаркое солнце. Наконец зажегся нужный сигнал, и вереница машин стала медленно вползать в жерло туннеля. Мы не успели, пришлось ждать еще 15 минут. На нашу машину тут же уселись трое попугаев и начали совать головы в окна. Восторженные немецкие и американские пенсионеры фотографировали наше глупое положение.

Тунель Гомера

Туннель через седловину Гомера был открыт в 1954 году. Первоначально он был однополосным, а в качестве покрытия служил гравий. Восточный въезд расположен на высоте 945 м над уровнем моря.

Вильям Г. Гомер и Джорж Барбер открыли седловину 27 января 1889 года. Гомер выдвинул идею устройства здесь туннеля, который сделает доступным район Милфорда.

Работы начались в 1935 году по протекции Южной Лиги Прогресса. Туннель и дорога на Милфорд строились людьми, оказавшимися без работы во время Депрессии. В первую бригаду входили пятеро рабочих с кирками и тачками. Им приходилось жить в палатках и работать под прямыми лучами солнца добрую половину года. Трое погибли при сходе лавин.

Работы продвигались медленно: туннель постоянно заносило снегом. С помощью компрессоров и электростанции, сооруженной на близлежащей речке, из туннеля откачивалось порядка 40,000 литров воды в час. Работы были прерваны Второй Мировой Войной, так что проходческие работы завершились лишь в 1940 году, а в 1945 году очередная лавина сломала восточный въезд.

Изнутри туннель оказался весьма узким и очень грубо вытесанным. Видно было, что долбили его долго и трудно. По ту сторону нас ожидал долгий и крутой спуск, и вот, наконец, мы въехали в Милфорд Саунд. Надо сказать, что деревня эта совсем не жилая. Вернее тут есть что-то наподобие жилья, но это только для туристов. Как такового населения здесь нет. Кроме того, выяснилось, что здесь не катают на скоростных катерах, а я так мечтала расстаться с парой сотен долларов. Вместо катеров тут катали на вертолетах, легких бипланах и небольших круизных кораблях. Мы выбрали последнее. Больше делать тут было нечего: дорога кончилась, есть мы не хотели, а воздухоплавание нам было не по карману. Выбрав самый бюджетный тур за 65 NZD с носа, мы набрали в котомку картошки в мундире, яиц и помидоров, и погрузились на красивый морской катамаран Spirit of Milford. Кроме нас там почти никого не было, народ быстро рассредоточился по двум палубам корабля, а на верхнюю вообще мало кто заглядывал. Как только корабль отошел от пристани, начался ветер. Ураганный ветер. В проспекте говорилось, что максимальная скорость ветра, когда-либо зафиксированная в заливе, составила 75 узлов.

К сведению

Узел — единица измерения скорости, равная одной морской миле в час.

Международная морская миля равна 1852 метрам.

Итого: (75 х 1852)/1000 = 138,9 км/ч

Удары стихии выдерживали не все. На верхней палубе торчали только мы, супружеская пара из Германии и некий стойкий англоговорящий дед с фототехникой. Очень забавно было наблюдать за почтенным индийским семейством, весьма и весьма состоятельным по всем признакам. Они с восточным упорством носились по кораблю и фотографировали друг друга во всех комбинациях. Глава фамилии в элегантном кепи перевязал голову клетчатым шарфом во избежание сдувания головного убора и был похож то ли на опального француза в 1812 году, то ли на пациента с флюсом. Его стройная супруга оказалась еще менее приспособленной к корабельной жизни – шаль, юбка и длинные волосы развевались во всех направлениях, а остальные члены семьи бросались им наперехват. Путешествовали почтенные родители в компании взрослых детей: то ли дочери и зятя, то ли сына и невестки. Молодой человек с золотой серьгой в ухе выбрал для круиза костюм мачо и теперь изо всех сил пытался закрепиться на шаткой палубе своими лакированными ботинками, а ледяной ветер пронизывал насквозь его розовую рубашку. Несмотря на изысканные европейские наряды, дети проявляли исключительную внимательность к родителям. Особенно старался юноша: казалось, что по результатам этой поездки будет решаться вопрос о размере приданого или наследства. Я в свою очередь любовалась тещей (свекровью), настолько все в ней было гармонично – наряды цвета морской волны дополняла бирюзовая же заколка, и даже бинди был под цвет туалета.

К сведению

Бинди обозначает "точка, капля" - это женское украшение, которое наносится на область 3 глаза. Бинди традиционно носили только замужние женщины, наряду с пробором с красной полосой он выполнял роль опознавательного знака. Бинди рисовался красной куркумой в форме капли. Для вдов бинди был запрещен, впрочем, как и иные украшения.

Наш катамаран плыл мимо отвесных скал, именуемых на норвежский манер фьордами. Повсюду можно было наблюдать замечательное природное явление – вертикальные водопады. Маленькие струйки воды и струи покрупнее стекали с огромной высоты вниз, но вода не достигала волн залива, а сдувалась ветром. Брызги разлетались в воздухе, затем вновь попадали на камень и начинали свой путь сначала. В одном месте корабль максимально близко подошел к скалам, чтобы туристы смогли разглядеть морских котиков, спящих на огромном валуне. Издали звери напоминали слизней на грибах и мало интересовались нами. Они даже не подозревали, что на их послеобеденном сне кто-то зарабатывает деньги. После котиков нам показали большой водопад. Показали очень близко – катамаран подошел к скале и буквально уткнулся в водопад носом. Мы с Вовкой и немецкая тетка успели спрятаться в «клюве» верхней палубы. Было очень мокро и весело. Потом корабль сделал короткую остановку у подводной обсерватории, предлагая желающим полюбоваться подводным миром за немаленькую сумму. Я сразу заподозрила обман, – ну какой тут может быть подводный мир? Ракушки да водоросли максимум. Этого добра хватает и бесплатно. Не кита же они там под водой держат на цепи?! 

Кораблик пришвартовался, и мы начали свой путь домой. Первые двести километров рулил Володя, потом села я. Так закончилась наша очередная вылазка. В активе имеем попугаев, фьорды, водопады и снег. Неплохо для двух дней.

  
Фотографии к тексту
Bluff - Lookout point Маяк Наш ***** отель Выд из окон отеля 2 поколения туристов Утро Выйдешь в поле погулять, далеко тебя видать! Медоооок В низине ущелья Мир глазами овцы Трасса на Милфорд Саунд Зеркальное озеро Тихий омут Кривое зеркало Пляжик Дорога в никуда Дай орешек!? Кеа Птенчик Хвойная растительность Загар не идет Остатки зимы Туннель Милфорд саунд Щенячий восторг! Там за туманами... Лежбище Залив Водопад Найди 5 животных Sterling Waterfall В обратный путь Вечереет Около подводной обсерватории Современный капитан Порт С Шурой на водах Вены гор
Идем на таран Под водопадом
система комментирования CACKLE