На этой страничке вы можете увидеть карты наших путешествий, почитать путевые заметки и конечно же оценить происходящее по фотографиям.

Письмо 18-е. От Отепоти до Пукаки и обратно.

Пред. заметка
Перейти на карту
След. заметка
Печать
Почтовая марка
GoogleMaps Control for ASP.NET by Subgurim. http://googlemaps.subgurim.net

В городских автобусах Данидина существует замечательная система сигнализации остановок по требованию. Скажем иначе… Все остановки являются остановками по требованию. А выражается это требование путем дерганья за веревочку, протянутую через весь салон с обеих сторон.

Кстати, Данидин имеет второе название, маорийское.

Отепоти – o = of, te = the, poti = boat. По одной версии, название означает «место лодки» и было дано поселению в связи с тем, что китобои подарили местному племени лодку, и здесь она стояла на рейде. Вторая версия гласит, что конец залива служил стоянкой для каноэ аборигенов еще много веков назад.

В четверг вечером мы записали нашу машинку на ТО. Настал момент истины – пора получать WOF (сертификат о прохождении ТО на 6 месяцев). Доброжелательный дядька с третьего раза записал мое заковыристое имя А-лек-санд-ра и назначил время. В пятницу с утра мы поставили нашу Тойоту на парковку автосервиса и ушли учиться, а в обед вернулись и сдали наше т/с на осмотр. Через два часа мне позвонили и сказали, что ТО мы благополучно провалили. Мы решили не бросать машинку в гараже на выходные, а поехать на ней путешествовать, если наши грехи окажутся совместимыми с жизнью. В списке неисправностей значились наши заики-поворотники и потрепанный ремень безопасности водителя. Безопасности местная транспортная инспекция уделяет особое внимание, особенно, что касается автомобилей без подушек безопасности, таких как наш. Пришлось платить 46 NZD за осмотр и договариваться о ремонте на утро понедельника.

На этот раз мы двинулись на Север. Цель – гора Кука или Аораки на маорийский манер (пронзающий облака), высочайшая точка Новой Зеландии, 3754 м. Первое восхождение на знаменитую гору состоялось в 1894 году, с тех пор там регулярно гибнет тьма народу. Буквально неделю назад потерпели фиаско двое японских альпинистов, один до прихода спасателей не дожил. Вот к этому прекрасному и гиблому месту мы и навострили лыжи. Конечно, никуда подниматься мы не собирались, а вот посмотреть на уникальный дождевой лес у подножья гор – со всем нашим удовольствием.

Первой остановкой на пути стали уже известные читателю по письму с рыбалки валуны Моераки (Moeraki boulders). Эх, люблю я новозеландские достопримечательности! Министерство сохранения хлеб свой зарабатывает честно. Нужна тебе, к примеру, достопримечательность… Идешь в любой туристический информационный центр, коих по стране в избытке, и берешь там бесплатные карты. Карты издают разные компании, предлагающие экскурсии. Раз есть экскурсия за деньги, значит, то же самое можно посмотреть бесплатно! Задаем адрес деревеньки с нужной нам достопримечательностью на навигаторе и отправляемся в путь. Особые дорожные знаки – белый текст на коричневом фоне – указывают расположение интересных мест, музеев, обзорных площадок и т.п. и предупреждают заранее, куда нужно повернуть. Рядом с достопримечательностью как минимум можно будет найти скамейку и мусорное ведро (если место ветреное – мусорное ведро с крышкой), как максимум – информационный центр, магазин сувениров, туалеты и харчевню. Моераки болдерс были именно таким «хлебным» местом. По пляжу носились туристы и фиксировали на цифровые носители все, что не в силах была унести их короткая человеческая память. Мы не стали задерживаться в общем потоке, поскольку солнце палило невыносимо. Рядом с парковкой за ограждением паслась пара оленей, больших и тонконогих. Впервые удалось рассмотреть этот вид КРС в деталях. 

Вовка вел машину, а я играла с навигатором, выискивая новые и новые достопримечательности. Следующим «не проходите мимо» были провозглашены наскальные рисунки маори. Звучало очень завлекательно. Оказалось просто курам на смех. Довольно большая желтая скала, похожая на огромный кусок пемзы (не знаю, как называется порода, геологи подскажут), была огорожена плетнем и снабжена пояснительными щитами. Текст гласил: «Вы находитесь в страшно важном месте. Тут наши предки оставили на нас послание. Проникайтесь трепетом и заходите в святая святых». Мы зашли. Сама «живопись» была покрыта надписями типа «Ося и Киса были тут», появившимися явно до создания Министерства Сохранения. Теперь же все это безобразие закрывала от рук вандалов стальная сетка, а в образовательных целях рисунки маори были продублированы на больших деревянных щитах в более контрастном цвете. Что именно хотели сказать потомкам древние людоеды (а есть человечину маори перестали всего-навсего сто лет назад) – осталось для нас загадкой. Люди и животные с трудом угадывались в нехитрых закорючках и линиях, намалеванных на камне то ли углем, то ли кирпичом. Особенно поразила нас огромная буква Х. У нас за такую наскальную «живопись» полагается 15 суток. Не удивлюсь, если на этом богатом материале поживились учеными степенями с десяток археологов, антропологов и этнологов.

Следующим аттракционом, подсказанным нам заботливым навигатором, должна была стать колония синих пингвинов в городе Оамару. Конечно, никаких пингвинов, ни синих, ни желтых, ни серобуромалиновых мы не увидели, потому что появляются они на людях, как выяснилось, только вечером. Зато место их проживания было обставлено с неправдоподобным шиком. Помимо туристического центра и ресторана здесь была устроена крытая трибуна, повернутая одной стороной к берегу, а другой – к домикам-норкам. Теоретически маленькие пингвины (а они и правда маленькие) по вечерам выходят из волн океана, сытые и нагулявшиеся, и следуют к своим домам на ночлег. В этот момент их и надо смотреть с биноклем в руках. Мы прибыли в Оамару тогда, когда колония была пуста. Ни туристов, ни пингвинов, хотя плюшевые были в ассортименте.

Навигатору мы верить перестали и поехали к цели, доверившись случаю. Случай привел нас к берегу реки Вайтаки, пошли смотреть очередную ГЭС. Не впечатлило, видали и покрупнее. Сфотографировались на фоне 17-тонной турбины и поехали дальше. Направление на город Куров. Так мне понравилось название, что решили мы в этом «городе» задержаться. Заправили машину и пошли в музей. Краеведческая сокровищница городка расположилась в небольшом сарайчике. Экспозиции было явно тесно в его стенах, и на месте администрации я бы не срамилась, а подыскала бы сарайчик попросторнее. Все-таки лицо города! Экспонаты были натыканы буквально повсюду, большинство без каких-либо опознавательных знаков. Оставалось только догадываться, что именно представляет собой той или иной предмет и зачем он был нужен новозеландским предкам. Некоторые вещи были снабжены пояснительными записками весьма трогательными, как то: «Эти очки принадлежали миссис Смит и после ее смерти были переданы в дар музею соседкой миссис Шеппард». Мы, как всегда, расписались в книге отзывов, оставив самые лестные комментарии в адрес музея, и распрощались с куровчанами до будущих времен. Интересно, а жители города Курова, что в Речи Посполитой Люблинском воеводстве, догадываются о своих далеких тезках?

Через час мы, наконец, достигли берегов озера Пукаки. Озеро необычайной красоты и длины. Свой исток оно берет от двух ледников – Хукера и Тасмана. Горные реки, несущие воду к озеру, по цвету напоминают цементный раствор. Эта особая скальная взвесь, необычайно мелкая и легкая, попадая в Пукаки, не оседает на дно, а остается в толще воды и придает ей насыщенный бирюзовый оттенок. Это видно даже из космоса.

Припарковавшись на противоположной горам стороне озера («пукаки» в переводе с маори значит собственно «водоем»), мы мирно заснули. Проснувшись через десять минут с головной болью, я от досады отломала ручку, регулирующую угол наклона спинки водительского кресла, и стало мне совсем грустно. Солнце начинало действовать на психику. Последний рывок – и мы у снежных вершин Кука, в красивейшем на земле кемпинге. Говорю с полной ответственностью – если где-то на земле есть места красивее, там точно нет кемпинга. А у Кука он был, с сортиром и всеми удобствами, даже собственная маленькая речушка текла через его территорию. Туристов была туча: от палаточников типа нас до респектабельных дам в махровых халатах, приехавших в огромных белых домах на колесах, сокращенно моторхоумах. Всем нашлось место, никто не мешался. Особое удовольствие мы получили от процесса регистрации и оплаты постоя. Одна ночь на зеленой лужайке под плеск речушки обошлась нам в 12 NZD. В особом ящичке нужно взять специальный пакетик, в пакетике лежит бумажка. На пакетике пишешь имя, адрес, госномер т/с, кол-во ночей, кол-во человек. То же самое дублируешь на бумажке, отрываешь от нее контрольный номер и кладешь его в пакетик вместе с денежкой. Пакетик заклеиваешь и бросаешь в коробочку, а бумажку крепишь к палатке. Словом, сплошное удовольствие.

Следующим шагом была установка палатки и приготовление ужина. Вода долго не хотела закипать, пламя сдувал ветер, пришлось прятать горелку в «предбанник» и следить за готовностью изнутри. В меню на вечер значился грибной суп, макароны яичные и макароны китайские со вкусом и запахом креветки. После долгих мучений с водой, мы, наконец, залили кипятком все это чудо дегидрации. Оказалось совершенно несъедобно. Пожевали и стали пить чай с пирогом. Тем временем сильно похолодало. Ночь явно предстояла не из легких. Мы натянули на себя все, что было, включая шапки, и легли спать.

Утро было солнечным и бодрым. Высунув из палатки заспанные физиономии, мы увидели процессию вечно молодых японских пенсионеров, вооруженных панамами, альпенштоками и рюкзаками. Пока мы готовили завтрак туриста, мимо проходили все новые искатели приключений. На деревянной табличке были обозначены пешие маршруты. Закончив завтрак и собрав палатку, мы устремились по тропинке вдогонку японцам, выбрав самый продолжительный трек на 3 часа. Из снаряжения у нас был только фотоаппарат. Опытный глаз, скорее всего, сразу распознал бы соотечественников, но глаза не было. С нами все здоровались. За три часа мы порядком подустали отвечать каждому встречному-поперечному на его Хэллоу!, и я стала говорить просто Здрасьте! В сущности, какая разница?! Очень забавно было смотреть на буржуев, собравшихся будто бы на Северный Полюс, полностью экипированных: с рюкзаками, бутылками с водой и, в особенности, с альпенштоками. Хотелось подойти и спросить: «Дядя, а лыжи-то где забыл?» Мы с Вовкой гуляли, пили из горных ручейков и не парились, народ же штурмовал невидимые препятствия и выживал в сложных условиях.

Первой достопримечательностью по маршруту стал монумент погибшему альпинисту, как мы его назвали – живописная каменная стела, сплошь увешенная памятными табличками с именами погибших при восхождении на коварного Кука. Как говориться, «безумству храбрых поем мы песню». Через двадцать минут мы догнали и перегнали японских пенсионеров. Дорожка действительно была интересной: то шла вдоль ревущего горного потока, то становилась деревянным настилом, щадящим нежную эндемичную растительность, то вдруг надо было прыгать по камням в ручье, то пробираться по подвесным мостам. Один раз наткнулись на хижину – специальные домики для туристов так же устроены по всей стране Министерством Сохранения – и среди многочисленных памятных надписей, оставленных постояльцами, попытались найти что-нибудь на великом и могучем. Не удалось! Ручки у нас с собой не было. Солнце было в зените, гора Кука сверкала обоими пиками, а мы шли уже второй час подряд. Народу на маршруте было столько, что он терял всякое сходство с приключением. Наконец, через полтора часа мы добрались до цели – озера Хукера, в котором плавали огромные осколки ледника. Сам глетчер был тут же, правда подойти к нему нам не удалось. Но, как говориться, теперь можем с полным знанием дела говорить, что, мол, «видели – знаем»!

Обратно бежали уже быстрее – ведь впереди нас ждали заветные бутерброды. Вовку – с ветчиной, меня – с сыром! Что ж… самое сильное впечатление от похода, пожалуй, оставили айсберги. На втором месте несомненно сортир при избушке на полпути к глетчеру, а вернее, наличие в нем туалетной бумаги. Наконец, замыкает хит-парад бабуся, которая, увидев Вовку, пихнула своего деда и сказала: «Ты тоже когда-то таким худым был!». По-английски, разумеется.

Так, едем дальше. Дальше по плану было озеро Текапо. Пукаки – красивая штука, а Текапо еще лучше! Берега его сплошь покрыты люпинами и еще какими-то рыжими цветами, и над всем этим стоит восхитительный запах сосновой смолы. Если Пукаки абсолютно безлюдно, то Текапо – туристическая мекка, с отелями и разнообразными аттракционами вроде водных лыж или водных мотоциклов. Нас из предложенного ассортимента заинтересовал памятник собаке. Представлял он собой некрупного бронзового кобелька колли, собирательный образ собаки – друга человека, сопровождавшего первых поселенцев. Рядом с песиком на берегу озера стояла небольшая каменная церквушка. Пронырливые агенты за небольшую мзду предлагают всем желающим провести здесь обряд венчания. Не знаю, какой конфессии принадлежит сей храм, но в задней его части располагается вовсе не алтарь, а окошко, из которого открывается умопомрачительный вид на озеро и белые шапки гор.

Мы устали. До дома было еще около трехсот километров. Достопримечательности кончились и до города Тимару мы шли без остановок. Тимару – город крупный, в нем даже есть супермаркеты. В один такой магазин мы и зарулили, поскольку к моменту нашего возвращения родной продмаг должен был быть уже на замке, а оставаться без хлопьев с молоком к завтраку не хотелось. Вовка отдал мне бразды правления, а себе взял пива. И снова у нас потребовали доказательств нашего совершеннолетия. Мы упорно отказывались предъявлять паспорта, и выглядели при этом до неприличия молодо. Наконец, посовещавшись, кассирши позвали старшого менеджера. Подоспевшая дама пристально поглядела на Вовкину бороду и отпустила нам наше пиво скрепя сердце.

По дороге домой мы заехали на ягодную ферму и купили клубники. Она была не слишком сладкой, зато стоила 3.50 NZD (упаковка ок. 300 гр.) и была очень даже съедобной.

А в родном Данидине (далее – село Гадюкино) опять шел дождь. Родной продмаг все еще работал, и мы заехали за луком. На ужин решено было жарить картошку. Вовка пошел один и захватил бутылку красного вина. Да, вы правильно догадались! Выпускать его не хотели. Он упорно отказывался понимать человеческий английский язык, поэтому в конце концов пришлось служащим уверовать в его дееспособность, и под картошку с грибами мы пили Мерло.

Все, спать охота, сил нет! А вот с ТО мы попали на круглую сумму – новый ремень безопасности стоит около 500 NZD. Есть ощущение, что нас кинули, но сделать что-либо мы не в силах. Будем отыгрываться на будущих покупателях нашей машинки!

  
Фотографии к тексту
Четыре ноги! Салат "Сахалинский" КРС типа олень Три богатыря Никого нет дома! А это не живопись, а статья! Потомки вникают в суть послания :) Пукаки и Кук Пукаки и шиповник Шишки Шура, Пукаки и Кук Привал Летний вечер в Куках Кукеры на маршруте Пирамида Кука Погибшему альпинисту посвящается... Пейзаж с пирамидкой Мутные воды Хукера Под небом голубым ЕСТЬ! То ли за метромостом, то ли перед метромостом... Аораки Ступени в небо Хижина - дяди Тома, сортир - общественный А из нашего окна Кука целая видна! Айсберги Челюскинцы Лед есть, а где коктейли? Детеныш папоротника Эээ... Цветы! Лесси Сколько тут людоедов крестили... Не счесть! Крррасота! Лошадка Крепче за баранку держись, шофер!
Везде обман! Никаких пингвинов там нет! Кукер Вброд по болотам
система комментирования CACKLE