На этой страничке вы можете увидеть карты наших путешествий, почитать путевые заметки и конечно же оценить происходящее по фотографиям.

Письмо 19-е. Рутинное, или Письмо из топора

Пред. заметка
Перейти на карту
След. заметка
Печать
Почтовая марка
GoogleMaps Control for ASP.NET by Subgurim. http://googlemaps.subgurim.net

Завести домашнего питомца, как уже писалось выше, в Новой Зеландии весьма накладно. Тем не менее, пару раз в день нам все же удается увидеть такое редкое животное, как собака. Наиболее распространены здесь, как ни странно, собаки бойцовских пород, хотя налог на них, несомненно, выше, чем на пастушьих, охотничьих или сторожевых барбосов. Далее вниз по лестнице популярности следуют лабрадоры ретриверы и Джек-Рассел терьеры. Миша уверял нас, что в НЗ официально разрешена и рекомендована операция по подрезанию собакам голосовых связок. Чтобы не брехали, стало быть! Однако что ни день, за нашим окном раздается звонкий лай, и лично меня это не может не радовать. Ибо любой звук – есть признак жизни, ведь никому не приходит в голову затыкать клювы пернатым…

Выходные мы проспали. Вот так взяли и продрыхли все выходные! Конечно, что-то полезное мы все же сделали, но назвать это большим достижением я не рискну. В связи с этим, не желая прогневать почтенную аудиторию, жаждущую новостей из нашей авантюрной жизни, я посвящаю это письмо тому, что не было и было лишь вскользь затронуто в письмах предыдущих, а именно РУТИНЕ! Позвольте мне описать в деталях наш стандартный среднестатистический типичный характерный обычный ДЕНЬ.

Первое, что мы слышим, находясь в состоянии сна, конечно, будильник. Первый раз он дает о себе знать в семь часов утра, петушиным криком мой телефон возвещает начало нового дня. Вначале это раздражало. Потом мы научились выключать будильник, не прерывая просмотра сновидений. Отчаянно борясь с собственной ленью, мы тут же установили второй повторный звонок – уже на 7.15. На этот раз телефон стал взывать к нашей совести омерзительно бодрой мелодией, которую приходилось отключать уже в полном сознании. Около восьми часов утра мы, наконец, отрываем головы от горизонтали. Я заливаю молоком хлопья, Владимир Сергеевич подкладывает под ухо вторую подушку, мою, а также подтыкает поудобнее одеяло и смотрит заключительную часть последнего сна. Еще месяц назад мы выходили из дома ровно в восемь и бодрой походкой маршировали к центру города, потом некто арабского происхождения (не будем называть имен) подсадил нас на… на рейсовый автобус. Вовка научился говорить фразу: Ту тикет(-с) тил Октагон плиз! (Два билет(-а) до Пензы, пжалста!), а мне понравилось дергать за веревочку и останавливать автобус по своему требованию. С тех самых пор мы стали спешить на остановку общественного транспорта: сперва к 8.20, потом к 8.35, сейчас же мы стараемся лишний раз не смотреть на часы, все равно за опоздания никто не ругает. Кстати, автобусы тут ходят по фиксированному расписанию, билетик до центра города стоит 1,5 NZD.

Занятия в школе начинаются в 9 утра. Автобус приходит на остановку в 8.55 и едет 10 минут. Иной неусидчивый пассажир затруднился бы вспомнить что-либо из поездки длинною в такой пустяк, но только не я. Первым и самым запоминающимся событием на пути автобуса и нас внутри него стал пешеходный переход возле школы. Школы тут, как, может быть, известно читателю, делятся на начальные, средние и высшие, в России они, как правило, объединены в стенах одного заведения. Так вот, на пути нашего автобуса, находится школа начальная. Каждое утро по специальной школьной зебре дорогу переходят десятки карапузиков с портфелями. По обоим концам перехода стоят ведерки с оранжевыми флажками. Вооруженного таким вот флажком малыша специальные тетеньки, откомандированные школой, выталкивают на проезжую часть. Конечно же, все транспортные средства послушно останавливаются, хотя до светофора остается ровно десять метров!!!

Далее наш автобус едет по центральной улице города, Джордж стрит. Уж не знаю, какого такого Джорджа они имели ввиду, предполагаю все же, что короля Великобритании Георга, может, даже Пятого (это который двоюродный брат нашему Николаю II). Магазины как раз открывают свои двери, продавцы вытаскивают на улицу рекламные стойки. Кстати, большинство торговых точек в НЗ работает точно по такому же графику, как в СССР. Поэтому и проблемы чисто советские: магазины прекращают работу вместе со всеми остальными организациями и предприятиями. Шанс купить что-либо у людей есть только в обеденный перерыв. Второй вариант – сесть на машину (у кого под боком) и доехать до гипермаркетов на окраине города, они открыты до 20.00.

И вот мы в центре. Октагон – это большая площадь с памятником Роберту Бернсу. Неделю назад поставили большую елку и развесили на фонарных столбах флажки, изображающие Санта-Клауса, мальчиков-хористов и прочую рождественскую шушеру. Ах, да, если вы еще не в курсе – местный Санта разительно отличается от штатовского аналога, к которому привыкли россияне. Олени, борода и шапка с помпоном остались, а местный колорит дедушке придали солнечные очки, вьетнамки вместо валенок и шорты. В центральном супермаркете сидит живой аналог – с ним можно бесплатно поговорить, рассказать о своих проблемах на работе, непогашенных кредитах и штрафах за парковку. Советов дельных он, правда, не даст, зато честно пообещает все исправить. На память об этом знаменательном событии можно заказать профессиональное фото с дедом, уже за наличный расчет. Сначала мы, было, хотели рискнуть: вдруг их дед окажется честнее нашего и подарит нам в новом году новозеландское гражданство?! Но потом передумали – дед показался мелким, борода – поддельной, а обещания – враками, тем более что и вели мы себя в этом году не очень. В городе под Рождество начались массовые распродажи и не менее масштабные поборы – на улицы вышли всевозможные благотворители с ведрами для пожертвований. И надо сказать, что к мысли о добровольной сдаче денег в пользу кого-нибудь новозеландцы приучены с детства. Так, некоторые семьи в честь светлого праздника предпочитают помогать нуждающимся, нежели дарить друг другу замечательные и очень нужные фритюрницы, альбомы для фотографий и фены. Я своими глазами видела каталог таких «подарков» - выбираешь ты, например, курицу. Курица – это такая полезная птица, абсолютно живая. Или козу, но это значительно дороже. Оплачиваешь по Интернету карточкой. И едет это животное, или одеяло, или куртка, в бедную страну типа Замбии. Как это все работает – ума не приложу, но киви верят и платят. А в награду им присылают красивую открытку – спасибо, мол, ваша курица уехала в бедную семью с пятью голодными негритятами.

Наши курсы находятся на втором этаже большого серого здания, но мы упорно ездим на лифте. Первый этаж тут обозначается буквой G, а вот в Германии буквой E, а на улице Судостроительной он обозначался цифрой 1. Велик мир, чудны его обитатели! Ну так вот, мы поднимается наверх и разбредаемся по своим классам. Учителя у нас меняются в зависимости от графика отпусков, увольнений и родов. Так случилось, что сразу у двух учителей, тридцатилетних Эррана и Аарона (я не издеваюсь), жены практически одновременно оказались беременными. Неделю назад оба ушли в декрет. Теперь по утрам у Вовки преподает очень симпатичная тетя, бывшая католическая монахиня Мойа, пожертвовавшая саном ради научной карьеры. Преподает она хорошо, серьезно и академично, Владимир Сергеевич доволен. Зато после обеда для него наступают два часа скорби – приходит Ральф. Уж почто я не выношу клоунов, а Ральф еще хуже. Наш класс занимается через стенку, но детский визг и хохот пробивают все перегородки насквозь. Представление удалось, кролика из цилиндра вынули. Только дяде Вове не до смеха, не так он представлял себе образовательный процесс. Моя учительница Джо успела съездить в Париж и вернуться, в ее отсутствие у нас преподавала Деби, веселая тетка с вечной дыркой на рукаве, незамужняя бывшая дельтапланеристка и большая любительница собак.

Первое занятие длится три часа – с 9 до 12, второе – два часа – с 13 до 15. После занятий мы идем домой. Пешком! Автобус служит крайней мерой – в качестве защиты от летних ливней. Сегодня по дороге домой мы обзавелись баллоном газа, теплыми носками, коробкой клубники, джинсами для Вовки и парочкой стеклянных ангелов для сдачи на общаг во время коллективной пья… рождественской пати в пятницу. А еще мы купили пиццу, вкусную до невозможности, теперь нам стыдно.

Итак, вернемся к нашим бездарно растраченным выходным. В субботу мы проспали до самого вечера, а около шести часов выползли на улицу, купили две коробки замороженных эклеров и поехали к Мише утверждать составленный мною накануне маршрут поездки по Южному острову. Когда мы прибыли в НЗ, у семейства К. было две канарейки – Рыжик и Джульетта. По состоянию на тринадцатое декабря птиц было уже шесть. Маршрут мы утвердили быстро и принялись обсуждать кризис в Америке, закусывая разговор пирожными.

Итак, краткое предварительное содержание нашего маршрута:

21 декабря – сдача квартиры и выезд в сторону города Квинстаун

22 декабря – Ванака 

23 декабря – Макарора, Хаас

24 декабря – глетчер Фокс и глетчер Франца Иосифа

25 декабря – Хокитика, Акароа

26, 27 декабря – Крайстчерч

28 декабря – Ханмер Спрингс

29 декабря – район национального парка им. тов. Абеля Тасмана, город Верхняя Такака

30 декабря – Нельсон

31 декабря – Пиктон

1 января – Бленхайм, Кайкоруа

2 января – трасса №72, живописная, оз. им. тов. Кольриджа

3 января – Данидин

Воскресенье прошло более продуктивно. Около полудня мы снялись с якоря и отправились в бассейн. Сперва Вовка гонял меня в тренажерном зале по программе молодого бойца, потом пошли в воду. В бассейне я уже не задыхаюсь так, как раньше. И все-таки плавать на спине значительно приятнее. А Вовке мы купили бирюзовые плавательные очки, так что он выглядит почти как местный. Я обречена слиться с массами в любой стране мира, включая Родину. Сам себя не похвалишь… В воде мы наткнулись на трех однокурсниц школьного возраста из Гон-Конга. Об этом факте они громогласно заявили на первом же занятии в Вовкиной группе.

После холодного бассейна мы впервые отправились в SPA. Как известно, SPA – не что иное как аббревиатура латинского выражения sanus per aqum, то бишь «здоровье через воду». Устройство, именуемое SPA-бассейном, оказалось просто откровением свыше. Во-первых, вода в этом резервуаре оказалось температурой 38 градусов. Во-вторых, места там было достаточно, чтобы удобно усесться по грудь в воде и предоставить мощным струям бить прямо в позвоночник и прилегающие мышцы. Этом вам не худосочные московские джакузи! Из SPA мы вышли сверхлюдьми – подтянутыми атлетами, красными и пышущими энергией. Повторение подвига намечено на среду. Следите за рекламой.

  
Фотографии к тексту
Что же это я ел на завтрак?! Танец Зухры А что это вы тут делаете, кино-то уже кончилось! Ааа?!
система комментирования CACKLE