На этой страничке вы можете увидеть карты наших путешествий, почитать путевые заметки и конечно же оценить происходящее по фотографиям.

Письмо 28-е. Finita la comedia.

Пред. заметка
Перейти на карту
След. заметка
Печать
Почтовая марка
GoogleMaps Control for ASP.NET by Subgurim. http://googlemaps.subgurim.net

Ну, вот мы и дома. Резюмировать все впечатления от нашей поездки, пожалуй, будет трудно, даже невозможно. Постараюсь вспомнить самые красочные моменты последних дней нашей новозеландской жизни.

Итак, выспавшись на гостеприимном полу аэропорта в Крайстчерче, мы озаботились проблемой транспортного средства. В Jucy Rentals нас ждали не раньше 23-го февраля, но я все же позвонила на удачу, и она нам улыбнулась. Через десять минут мы уже грузили рюкзаки в микроавтобус, бесплатно доставивший нас до офиса агентства. Вскоре мы подписали договор, уплатили 100 NZD залога и получили ключи от старенького Nissan Sunny. В этот же день нас ждали в Данидине. Начался наш путь «домой». Добравшись до середины пути, мы позволили себе поспать и пообщаться с местной фауной. Пятница 13-е перевалила за полдень без особых приключений. К пяти вечера мы уже подъезжали к знакомым холмам и вскоре вступили на крыльцо Мишиного гостеприимного дома. Тут нас уже ждали. Впервые за долгое время мы нормально поели, а я даже выспалась. После просмотра мультиков мне была выдана грелка, в комнате весело потрескивал камин и, лежа на огромном надувном матрасе, я думала, как долго мечтала заснуть именно так, в большом доме при свете живого огня. Кстати, камины не всегда греют. В Новой Зеландии их устраивают не в центре дома, а возле наружной стены, так что все тепло уходит на улицу. Итак, я бессовестно дрыхла, а Владимир Сергеевич до последнего вечерял с хозяевами, пел и опрокидывал «отходные».
Утром мы быстро умяли последний «человеческий» завтрак и распрощались с Данидиным и его обитателями. Начался автопробег Данидин – Пиктон. Расчетное время в пути составляло ровно 1,3 дня, ибо выехали мы 14 февраля утром, а паром, на который у нас уже были билеты, отходил 15 февраля в 14.30. За один световой день нам удалось добраться до города Кайкоура. Двигаться в полной темноте на скорости около сотни километров в час было не очень приятно, поэтому приходилось «ловить фонарики», то есть снижать скорость до минимума, пропускать попутный транспорт, а потом быстро ускоряться, стараясь не потерять «светлячка» из виду. С таким вот кортежем мы доехали до кемпинга и поставили палатку на берегу океана в свете фар. Всю ночь вокруг палатки ходила, топала и похрюкивала местная фауна, а со стороны прибрежных скал доносился рык морских обитателей.

Утром оказалось, что лежбище ластоногих находится в десяти метрах от палатки. Пока Вовка паковал спальники и матрасы, я засняла котиков на камеру. Чтобы не опоздать к отплытию, мы понеслись в Пиктон, как угорелые. В результате из очереди на паром нас отправили «погулять», наказав вернуться через часок. Как настоящие азиаты, мы тут же отправились пить горячий чай. Благо, на улице стояла жара, и туристы поглощали ледяную кока-колу. Что русскому хорошо, то новозеландцу, по меньшей мере, странно. Через час мы снова стояли в очереди на паром. На сей раз нас пропустили, и наш Nissan пристроился в хвост длинной автомобильной очереди. Через полчаса вереница тронулась, и мы въехали в трюм парома. Припарковав железного коня, мы поднялись на палубу. Вернее, палубы. Их было две – одна крытая, с ресторанчиком, кинотеатром, детской комнатой и прочими увеселительными приспособлениями, а на верхней палубе полагалось мерзнуть любителям морских видов. В течение нашего трехчасового заплыва мы стихийно перемещались по кораблю: то кушали макароны с сыром, то стучали зубами на ледяном ветру. Как мы ни просили, китов нам не показали. Прибытие в гавань Веллингтона ничем особенным не ознаменовалось. За 15 минут до швартовки часть населения ковчега вновь рассредоточилась по заскучавшим без хозяев автомобилям и мотоциклам. Чрево плавучего гиганта открылось, и мы съехали на землю Северного острова.

Первым делом мы направились в центр столицы Новой Зеландии, неприятно поразивший нас отсутствием жизни. В разгар выходного дня все магазины были закрыты, а на столичных улицах гулял только ветер. Центр «велика», как именуют город русские переселенцы, не поразил нас ни архитектурой, ни размахом, ни душой. Напомню, что из крупных городов Новой Зеландии нашим фаворитом был и остается Крайстчерч, из мелких – Квинстаун.

На ночлег мы отправились в кемпинг на окраине города, а с утра с головой ушли в TV-room, то есть, по-нашему, в комнату с розетками. Отключив все чужое и подключив все свое, мы на скорую руку сочинили письмо об Австралии (да, да, и с тех пор тщетно пытались его опубликовать). Стоит сказать, что с того момента, как мы форсировали пролив Кука, дождь не унимался почти ни на минуту. Итак, мы отправились в «велик», чтобы навестить первый музей страны – Te Papa. Не знаю, при чем тут чей-то папа, а музей, как и все музеи НЗ, этнографический, то есть рассказывающий о том, какая великая культура была и есть у маори, и как она нас всех должна обогатить. Прямо сразу, не сходя с места. Вход бесплатный. На осмотр у нас было ровно два часа, поскольку большую часть дня мы прошатались в поисках пищи. Кстати, нашли только Макдоналдс (читай салат из салата с салатом). Te Papa оказался настоящим архитектурным шедевром, состоящим из лестниц, атриумов, площадей, мостов, переходов и прочих зодческих изысков. Что касается экспозиции, то она отличалась от аналогичного музея в Данидине только размерами «бедствия». Деревянные идолы тут были жирнее, а высунутые языки у них длиннее; общинный дом маори «мараэ» разместился в отдельном зале в натуральную величину и в него не пускали в обуви; из-под потолка непрерывно доносились замогильные голоса шаманов, и угадать смысл этих песен было немудрено. Самым интересным экспонатом был настоящий, хотя и замаринованный в формалине, кальмар длинною 4,5 метра. Вокруг этой консервы была развернута бойкая рекламная компания, мы поддались общему ажиотажу и купили себе плюшевого оранжевого кальмара.

Из столицы путь наш лежал по восточному побережью вверх. Ночлег мы решили искать в дикой местности. Путеводитель Министерства Консервации обещал приютить нас в недрах национального парка Тороруа. На пути к нему нам попалось огромное количество птичек пукеко http://nz.net.ru/galleries/straytom/44/, которые сидели у дороги целыми стайками. Пукеко – это замечательная птица, разноцветная и совсем не вредная, как некоторые попугаи. Ее можно смотреть бесплатно, и она от этого не убегает. Вскоре дорога стала грунтовой, а дождь усилился. Мы боялись, что наш старенький Nissan не справится с такой задачей. Но он справился. Когда надежды уже не осталось, мы выехали на огромный мокрый луг с кучей мусорных ведер. Кроме нас в этом «кемпинге» была только одна пара на микроавтобусе.

Утро было солнечным, и мы немного подсушились, немного поели и продолжили путь. По дороге Володя нашел мяту и разложил ее на просушку в машине. Сегодня нам предстояло увидеть знаменитый вулкан Таранаки, который японцы называют второй Фудзи за форму, содержание и одиночество на фоне окрестных равнин. Жара (редкая для нас) стояла нещадная, и мы остановились на привал в городке Фокстон. На главной улице города стояла действующая голландская мельница с живым мельником голландского происхождения. Здесь же он торговал разной голландской чепухой и злаками, обработанными якобы на его ветряном агрегате. В тени мельницы мы изволили откушать чаю с гадкими домашними кексами. Плакат на заборе рекламировал единственную (во всей НЗ?) конку, но мы так и не дождались появления роскошных тяжеловозов с картинки, хотя вагон стоял в гараже тут же, при кафе, и выглядел очень внушительно.
Еще через пару часов мы, наконец, увидели долгожданную гору. Вулкан стоял по уши в облаках, мы решили обидеться и повернули коней к центру острова. Дорога, лежавшая перед нами, носила название «Путь забытого мира» и полностью его оправдывала. Мы въехали в царство хоббитов, иначе говоря, в Шир. Люди встречались крайне редко, машины – не чаще. Один раз пришлось пропускать стадо телят, другой раз – обруливать корову. На очередном перевале Владик нашел чабрец, и вопрос с чаем был решен. Приют на ночь мы обрели возле речки в городе Таумарунуи. На следующий день был запланирован национальный парк Тонгариро, горнолыжная Мекка Новой Зеландии. На склонах вулкана Руапеху находятся самые известные курорты Северного острова. В начале осени все прилегающие города, конечно же, находились в состоянии анабиоза. Солнечные улицы Охакуне были мертвы. Скука и жара. Жара и скука. Впереди нас – озеро Таупо (или Топо, если читать уж совсем по-маорийски), самое крупное озеро страны, порядка 90 квадратных километров. Происхождение сего водоема – вулканическое, однако этим вся мистическая аура места и ограничивается. Черный песок по берегам – слабое напоминание о тектонических страстях, развернувшихся здесь в доисторическую эпоху. Сегодня Таупо – просто водоем с никудышными пляжами. Мы откушали травяного чаю и двинулись по «дороге гейзеров» по направлению к восточному побережью. Вскоре по сторонам от дороги стали появляться странные сооружения. В полях слева и справа от дороги вдруг выросли огромные трубы, там и сям из них били в небо фонтаны пара. Мы не сразу поняли, что именно перед нами, хотя геотермальные электростанции – обычное явление для северного региона Новой Зеландии. Нам очень хотелось взглянуть хотя бы на один живой гейзер, но все они были охвачены электрификационными интересами страны. Навигатор вывел нас к заповеднику, вернее wonderland (то есть луна-парк по-нашему). В пять часов вечера все, конечно же, было закрыто. У входа попискивала пара мини-гейзеров, но все это выглядело насмешкой по сравнению с теми чудесными фонтанами природного кипятка, которые сулил прейскурант заповедника. Нам не оставалось ничего иного, как поискать чего-нибудь круглосуточного. И мы нашли. Только не гейзеры, вернее, не из воды. Мы нашли грязевые гейзеры, ужасно вонючие и симпатичные. Раскаленная грязь нежно-серого цвета, повинуясь невидимому жонглеру, вылетала на поверхность и звонко шлепалась на поверхность болота. Нанюхавшись вдоволь сероводорода, мы отправились искать ночлег.
В этот вечер очень хотелось комфорта, а еще больше хотелось съесть нормальный горячий ужин со стеклянной посуды. В центре города Роторуа расположился кемпинг, в котором помимо мягкого газона имелись теплые минеральные ванны, а также кафе. Поставив палатку, мы первым делом пошли ужинать. Овощи на пару, блинчики со свежей черникой, жареная картошка… впервые за долгое время мы ели горячую пищу. После трапезы мы пошли принимать ванну. Уже стемнело, и в обшарпанных резервуарах отмокала только пара припозднившихся курортников. Мы расположились в отдельной ванне и замерли, разглядывая звездный небосвод над Роторуа. Ночь была исключительно тихой и теплой, мимо палатки шастали кролики и прочая живность.
Последняя наша попытка прорваться к настоящему гейзеру также была обречена. Вокруг гейзера Те Пуйа предприимчивые аборигены построили уютную и хорошо укрепленную деревню, надежно защищающую богатства новозеландской природы от глаз материально необеспеченных туристов. Потакать алчности людоедов мы не стали, свободных 80 NZD не водилось, решили истратить деньги на сувениры. Тем временем погода испортилась окончательно, единственным событием дня стало посещение овощного магазина. Наконец-то мы увидели, как растут киви. Оказалось, растут густо.
В Новой Зеландии началась осень. Обещанной северной жары нам испытать не удалось. К вечеру мы приехали под Окленд. Мы долго плутали по воле навигатора – подлец никак не хотел искать нам пристанище на ночь. Наконец, о чудо, мы подъехали к христианскому кемпингу. Это не субъективная оценка, а официальное название. На наш робкий стук вышли двое добрых самаритян и бодро сообщили нам, что вообще не сдают комнат/мест под палатку и посоветовали нам продолжить поиски. Вечер, дождь… мы разочаровались в людях. Следующий найденный нами кемпинг оказался пустым, вернее, мертвым. Как ни уговаривал меня Влад остаться и переночевать, я была непреклонна. Ночевать в придорожном кусте – пожалуйста, но только не кемпинг-призрак. Тем временем дождь усилился, а солнце начало погружаться в воды пролива Кука. Следующий кемпинг, обнаруженный нашим GPS, оказался, напротив, перенаселен. Мы с трудом впихнули нашу машину на клочок газона рядом с чем-то, напоминающим колумбарий, и пошли на поиски места под палатку. Через некоторое время прямо на нас выехал автомобиль, водитель притормозил и открыл окно. «Что вам здесь надо?» - в грубой форме осведомился неприятный дед спартанской наружности. «Нам, дяденька, газончика бы под палаточку!» Резкий дядька, оказавшийся хозяином здешних мест, разрешил нам стоять, где стоим, и удалился, наказав зайти к нему в офис следующим утром и расплатиться за постой. А офис у дядьки был примечательный. Не отходя от рабочего места, хозяин занимался кораблестроением. На территории кемпинга стояло на стапелях его творение – огромный деревянный корабль. Точную родовидовую принадлежность судна установить не удалось: когда-то это был катер, потом его несколько раз резали, надстраивали, расширяли и укрупняли. По всему было ясно, что процесс создания сего ковчега интересен владельцу сам по себе, поскольку расстояние до воды было солидным, а чтобы спустить эту махину на воду, нужно было, по меньшей мере, разобрать дом, стоявший прямо между кораблем и пляжем.
Дождь превратился в ливень. Палатку ставили в экспресс режиме. Умница, не промокла ни разу за все время. В общем, лежим мы в палатке в вонючих спальниках, носами ко входу, дождь слушаем… Рядом швейцарские пенсионеры в теплом моторхоуме (по-нашему, дача на колесах) в «дурака» режутся. Так вот, лежим мы и понимаем, что следующую ночь, последнюю, нам придется провести в цивилизованном месте типа кабины (англ. cabin, а по-нашему, бытовка без удобств), ибо надо уже сушиться и паковать вещи.
Мокрые и злые, мы отправились в Окленд. Чего нам только про него ни говорили, мол, вторая столица Новой Зеландии (видали мы первую, угу), колыбель бизнеса, каменные джунгли. Нам не понравилось. Масштабы тут не российские. Даже не австралийские. Окленд значительно проигрывает в сравнении с Сиднеем, он просто-напросто похож на деревню. Ни одного приличного небоскреба! Поняв, что смотреть тут не на что, мы устремились по делам: нам позарез нужны были сувениры. И вот тут-то нам повезло, мы нашли целый сувенирный рынок и провели на нем около трех часов, благо, парковка в этой части города оказалась даровой – 1 NZD за час. В завершении нашего славного шопинга мы приобрели Вовке кроссовки  престижной фирмы «Северная рожа» (The North Face) вместо совершенно развалившихся итальянских ботинок фирмы G******, на которые два года назад была потрачена солидная сумма. В центре Окленда мы обнаружили спортивный магазин, где кроссовки последних размеров отдавали почти задаром. Наконец-то нам, с нашим-то 47-м, повезло! Продавщица долго расспрашивала меня, для какой цели мы приобретаем обувь, и если для tramping'а (по-нашему, для ходьбы по пересеченной местности), то не мала ли Владу выбранная пара. «Видите ли, когда вы спускаетесь с горы, стопа проскальзывает внутри ботинка, и большой палец упирается в носок ботинка. Нужен запас пространства, чтобы не натереть ногу!» Я долго смотрела в ее глаза, пытаясь сообразить, нет ли в этих словах скрытого смысла. Подтекста не было, кроссовки мы купили.
Вечером мы немного помыкались по окрестностям Окленда, погуляли по какому-то приморскому городу (названия не помню) и начали поиск крытого ночлега. После двух часов безрезультатной разведки я догадалась позвонить в кемпинг по справочнику и с легкостью забронировала кабинку на двоих (55 NZD). Вечер мы посвятили разбору и упаковке вещей. Всю ночь в кемпинге народ гулял, бил посуду и орал… Просто в Крайстчерче на днях должен был состояться концерт Iron Maiden, и вся перелетная армия поклонников уже готова была рвануть на Южный остров. Такой вывод мы сделали по недвусмысленным наколкам и атрибутике постояльцев кемпинга. А утром, когда Вовка пошел на рецепцию сдавать ключ, прихватив с собой последнюю бутылку пива, его обвинили во всех смертных грехах и нарушении правил новозеландского общежития. Обидно!
Утром мы поехали «догоняться» сувенирами. Не хватило! В памяти всплывали все новые и новые имена жаждущих получить материальный привет с далекого острова. Когда же для пакетов, пакетиков, свертков и кульков больше не стало хватать ни рук, ни пространства в машине, мы отправились в аэропорт. Денег больше не было, поэтому и смысла пребывания в отталкивающем городе О. тоже не было. Наш самолет улетал в 23.55 по местному времени. К международному терминалу мы приехали около полудня. Но прежде всего нам предстояло сдать автомобиль. В несколько заходов мы перетащили наши вещи из машины в микроавтобус Jucy и отдали ключи. Никаких вопросов, никаких оплат. И когда это мы успели за все заплатить?! Так или иначе, нас отвезли к зданию аэровокзала и выгрузили. Багаж с трудом уместился на двух тележках. Богатые белые мистеры изволят лететь домой! Но это уже совсем другая история…

  
Фотографии к тексту
Синяя птица Шир Начало "затерянного мира" Без названия Клуб путешественников На перевале Шир 2 Земная кора Медоносы Граница Вид из окна Есть ли жизнь на марсе? Вечерняя трапеза Зелье Красная шапочка... и кофточка Рафтинг трасса Ты наказан! Lady in Red Фудзи по-новозеландски Затмение Снимок с поляройда Лежачий полицейский... Кивики
Моа Мельница Местный Перун Моя обувь под конец путешествия... Нападающий сборной Новой Зеландии по регби
система комментирования CACKLE